"Неправильные" свидетели


Кто митингует, того арестуют. В тюрьму за веру. Новые правила "Победы"

  • В разных городах России преследуют активистов за сотрудничество с так называемыми "нежелательными организациями".
  • Вынесен приговор – шесть лет лишения свободы - одному из Свидетелей Иеговы: гражданину Дании Деннсу Кристенсену.
  • Российский лоукостер "Победа" меняет правила, зарабатывая на всем, на чем можно и нельзя.

ЗАКРЫТАЯ РОССИЯ

Разгневанные матери в это воскресенье намерены выйти на улицы Москвы, несмотря на отказ властей согласовать их шествие. "Наш гнев не подлежит согласованию", - объясняют они. "Марш материнского гнева" – акция в поддержку активисток "Открытой России" Анастасии Шевченко и Лии Милушкиной. У обеих маленькие дети, обе под следствием за преступления, которых они не совершали, - во всяком случае, так заявляют сами женщины.

Акции в поддержку Анастасии Шевченко, Лии Милушкиной и других женщин-политзаключенных, как ожидается, пройдут в Москве, Санкт-Петербурге, Екатеринбурге и Ярославле.

Видеоверсия программы

О том, к чему приведет подобное своеволие, кому мешает "Открытая Россия" и ее независимые активисты, рассказывает Зоя Светова, журналист "МБХ медиа".

Зоя Светова: Сейчас, когда рейтинг власти падает и люди готовы выходить на протестные акции, власть старается применять точечные репрессии, а для этого использовать "спящие" статьи Уголовного кодекса, которые ранее не применяли. Статья 284.1 была принята в 2015 году и с тех пор ни разу не применялась.

Марьяна Торочешникова: Эта статья предусматривает ответственность за участие в деятельности нежелательной организации на территории России.

Зоя Светова: В данном случае речь идет об организации "Открытая Россия", которую Генпрокуратура России признала "нежелательной". Но важно уточнить, что "нежелательной" была признана организация, которая называется Open Russia Civic Movement: якобы она была организована в Великобритании. На самом деле такой организации не существует: это очень плохой перевод на английский язык названия организации "Открытая Россия". Это российское общественное движение, которое было создано в 2016 году (правда, о нем было объявлено в Хельсинки). И вот Генпрокуратура заявляет, что эта организация является нежелательной. Анастасия Шевченко в ней никогда не состояла, она состоит в российском общественном движении "Открытая Россия".

Марьяна Торочешникова: Которое никогда не признавали нежелательным.

Анастасии Шевченко грозит до шести лет лишения свободы - столько иногда дают за убийство!

Зоя Светова: Да. Этот абсурд содержится в постановлении о предъявлении обвинения. Там написано: "Анастасия Шевченко, реализуя преступный умысел, направленный на участие в деятельности иностранной неправительственной организации, признанной нежелательной, осознавая преступный характер и общественную опасность своих действий, представляет угрозу основам конституционного строя РФ, обороноспособности страны и безопасности государства".

Марьяна Торочешникова: Чем же она угрожала безопасности государства?

Зоя Светова: Это полный бред! 27 сентября 2018 года Шевченко приняла участие в мероприятии в Ульяновске, где "озвучила основные направления деятельности общественного сетевого движения "Открытая Россия" (Великобритания)", которой не существует.

Марьяна Торочешникова: Ну, это "страшное деяние" – рассказать о деятельности движения!

Зоя Светова: А также она "проинструктировала участников совещания о необходимости внедрения в различные протестные группы граждан под предлогом предоставления бесплатной юридической помощи и изготовления агитационных плакатов, важности ведения тематических аккаунтов в социальных сетях и участия в выборах различного уровня". Переводим на русский язык: она объясняла собравшимся, как нужно участвовать в выборах, какую бесплатную юридическую помощь можно оказывать людям.

Другое "преступное деяние", которое упоминается в обвинении: "Шевченко участвовала в митинге в Парке культуры строителей в Ростове-на-Дону с символикой "Надоел": основной целью этого митинга являлась "дискредитация органов исполнительной власти".

Важно, что первое ее "деяние" – это совещание, на котором были дебаты вместе с представителем "Единой России", то есть это была разрешенная акция. И вот за эти два "деяния" Шевченко уже получила административное наказание: заплатила штрафы по пять тысяч рублей. Но уголовная статья 284.1 так устроена, что к ней могут привлечь человека, только если он уже дважды был привлечен к административной ответственности за такие же точно деяния.

Марьяна Торочешникова: Это очень похоже на так называемую "дадинскую" статью, которая тоже до некоторого времени была "спящей". Эта статья (212.1) сейчас тоже активировалась, по ней привлекают к ответственности, предъявили обвинение активисту из Коломны Вячеславу Егорову.

Зоя Светова: По той статье нужно сначала совершить четыре административных правонарушения, быть за них наказанным, заплатить штрафы. А если власти покажется, что этого недостаточно, человек продолжает активную гражданскую деятельность, тогда его можно и по "уголовке" посадить. То же самое происходит с Шевченко.

Марьяна Торочешникова: Ей буквально хотели заткнуть рот, как и Егорову.

Зоя Светова: Да. Она проводила гражданские акции. Например, в Ростове-на-Дону хотели передать РПЦ здание Кукольного театра, а она отстояла этот театр. Она выступала против каких-то мусорных свалок. В Ростове-на-Дону таких активных людей - 25-30 человек. Силовики, Центр "Э", ФСБ гоняются за ними. А Анастасия Шевченко, между прочим, многодетная мать, одна воспитывает троих детей. Ее старшая дочь – инвалид, она умерла 31 января, и за день до ее смерти Анастасии было предъявлено обвинение. Следствие отпустило ее проститься с дочерью...

Марьяна Торочешникова: Причем в самый последний момент, до этого не хотели отпускать. Она просила не отправлять ее под домашний арест, чтобы можно было ухаживать за старшей дочерью.

Зоя Светова
Зоя Светова

Зоя Светова: А еще у нее больная мама. И сейчас такой строгий домашний арест, что она даже не может проводить своих детей в школу, вызвать врача. На последнем суде Шевченко сказала: "Какие жертвы вам еще нужны, Ваша честь? Моя дочь уже умерла, теперь мать в предынсультном состоянии, а вы не разрешаете мне вызывать врачей".

Марьяна Торочешникова: "Марш материнского гнева" московские власти отказались согласовывать по каким-то формальным обстоятельствам, но женщины намерены выйти на улицу 10 февраля в формате прогулки. Не спровоцирует ли это власти на еще большие репрессии по отношению к активистам?

Зоя Светова: Я не могу отвечать за власть... У меня эта история с Анастасией Шевченко, как и с Лией Милушкиной, как и с Вячеславом Егоровым, вызывает гнев. Ведь эти статьи – абсолютно политические. Все-таки мы живем в XXI веке… Статья 284.1 очень похожа на диссидентскую статью 70 прим: диссидентов сажали, и тоже говорилось, что они представляют опасность для конституционного строя. Анастасии Шевченко грозит до шести лет лишения свободы - по-моему, столько иногда дают за убийство. И это просто возмущает: власть выбрала мишенью многодетную мать, да еще с ребенком-инвалидом!

Марьяна Торочешникова: Вероятно, она настолько намозолила уже глаза местным силовикам... А государство позволяет им это делать.

Зоя Светова: Кого угодно можно признать членом несуществующей организации и посадить. Это дело очень нагло сфабриковано.

А вот комментарий координатора правозащиты "Открытой России" Алексея Прянишникова.

Алексей Прянишников: Нас преследуют с весны 2017 года - после того, как некие британские организации были включены в реестр так называемых нежелательных организаций. Это произошло за три дня до проведения акции "Надоел", объявленной "Открытой Россией" против выдвижения Владимира Путина на четвертый президентский срок. Изначально Генпрокуратура и Минюст заверили нас, что это не относится к деятельности российского движения "Открытая Россия", однако все это пошло в полный рост.

Сейчас дела возбуждены в отношении 53 участников движения "Открытая Россия" по всей стране. А в некоторых регионах в отношении каждого из активистов возбуждено по четыре-шесть дел. Дела возбуждают буквально за любую активность: вышел активист с плакатом в память о Борисе Немцове: если ты активист "Открытой России" – получай статью 20.33 КоАП. Или в Чувашии активисты сделали акцию по поводу плохих дорог: закрыли ямы портретами Ротенбергов, Тимченко... Или активист из Чувашии подарил букет желтых тюльпанов (вестников разлуки) главе Законодательного собрания Чувашии – и тоже получил эту статью.

"Открытая Россия" ведет образовательные программы, и есть прецеденты, когда региональных координаторов привлекали к административной ответственности за организацию, к примеру, лекций профессора Дмитрия Травина в Тюмени. "Открытая Россия" ведет всевозможные предвыборные программы, школы муниципальных депутатов. Кстати, одно из административных дел в отношении Анастасии Шевченко – это как раз за презентацию школы для кандидатов в депутаты перед выборами в Законодательное собрание Ростовской области.

Зоя Светова: "Нежелательными" были признаны три организации, имевшие отношение к Михаилу Ходорковскому. Конечно, создается впечатление, что власть очень боится связи Ходорковского с неравнодушными людьми в регионах.

Марьяна Торочешникова: И их начинают прессовать, чтобы другим неповадно было.

Зоя Светова: Но, например, коломенский активист Вячеслав Егоров никак не связан ни с Ходорковским, ни с "Открытой Россией", он поддерживает Дмитрия Гудкова. Власть недовольна тем, что есть сильные политики, которые связаны с активистами в регионах.

ШЕСТЬ ЛЕТ ЗА ВЕРУ

Он читал Библию, вел высоконравственный образ жизни: теперь в России за это дают шесть лет

"Любая идея, доведенная до абсурда, порождает фанатиков, которые угрожают государственному строю", - так орловский прокурор Иван Фомин высказался во время суда над датчанином Деннисом Кристенсеном. Кристенсен – член организации Свидетелей Иеговы, признанной в России экстремистской. Следствие считает его лидером запрещенной орловской секты. Кристенсен провел полтора года в СИЗО, а теперь его ждет российская колония и шесть лет лишения свободы.

Приговор Деннису Кристенсену вынесен на фоне гонений на Свидетелей Иеговы, развернутых после запрета Верховным судом их российского управленческого центра в 2017 году. С тех пор обвинения об участии или организации деятельности экстремистской организации предъявлены сотне с лишним Свидетелей Иеговы по всей стране. А судьи, похоже, готовы лишать людей свободы только за то, что они "как-то не так верят".

Вот как прокомментировал приговор Деннису Кристенсену представитель Европейской ассоциации Свидетелей Иеговы Ярослав Сивульский.

Ярослав Сивульский: Шесть лет лишения свободы - это, конечно, шок. Даже самые смелые предположения все-таки не связывали приговор с реальным сроком. Но все-таки суд решил посадить человека на шесть лет абсолютно ни за что. Кристенсен не совершил ничего криминального, он читал Библию, вел высоконравственный образ жизни: теперь в России за это дают шесть лет.

Вначале обвинение настаивало на том, что он является членом местной религиозной организации (МРО) города Орла, но он не мог им являться, потому что он – датский гражданин, а по российскому законодательству, иностранец не может в принципе быть учредителем или членом МРО. И суд пытался доказать, что формально он им не был, но неформально был неким духовным лидером этой общины – и вот это преступление.

Когда президенту Путину сказали, что Свидетелей Иеговы преследуют, он ответил: "Это полная чушь!". Вот и мы не понимаем, за что и почему преследуют именно Свидетелей Иеговы, притом так последовательно и жестоко. Мы помним времена Советского Союза, когда в атеистическом государстве верить в бога было неправильно, и власти преследовали верующих. Мой отец отсидел за это семь лет, мама – четыре года. Но в современной России, где Конституция закрепила право на свободу совести и вероисповедания, оказывается, что это только на бумаге. В реальности, если у вас какая-то не совсем "правильная" вера, как считает государство... Вроде президент так не считает. Тогда кто? Это очень интересный вопрос: кто стоит за преследованием Свидетелей Иеговы?

Марьяна Торочешникова: Сколько человек насчитывает община Свидетелей Иеговы в России?

Ярослав Сивульский: Около 170 тысяч. Но, по нашим подсчетам, около пяти тысяч уехали из страны после запрета.

Марьяна Торочешникова: И сколько человек сейчас подвергаются уголовным преследованиям как экстремисты?

Ярослав Сивульский: Прошло уже около 270 обысков в домах людей, подвергнуты уголовному преследованию около 115 человек. 22 сидят в следственном изоляторе, 34 находятся под домашним арестом или под другими ограничениями. Буквально вчера были новые рейды и обыски в Саранске и еще в одном городе, и снова несколько человек оказались в следственном изоляторе. Эта волна только нарастает. Часто в обвинительных заключениях мы находим формулировки "участие в запрещенной судом экстремистской организации". Но это не соответствует действительности, ведь в самом решении нет запрета на веру Свидетелей Иеговы. Есть запрет юридических лиц. А эти люди не являются членами юридических лиц, не ведут никакой юридической деятельности, то есть обычных верующих пытаются представить членами каких-то юридических лиц, и за это возбуждаются уголовные дела.

Марьяна Торочешникова: И под угрозой преследования фактически оказываются все 170 тысяч человек, живущих в России и исповедующих вашу веру?

Ярослав Сивульский: Да. У Свидетелей Иеговы нет выбора: их вынуждают либо отказаться от своей веры (чего они никогда не сделают), либо жить под постоянной угрозой ареста. Часто это делают в три-пять часов утра: врываются в дом, кладут всех на пол, порой очень жестко – в масках, с оружием, с криками "Лежать!"... Это ужасный опыт пережили уже очень многие семьи. И все находятся под этой угрозой.

Марьяна Торочешникова: Что должно произойти, чтобы преследования прекратились?

Ярослав Сивульский: Сейчас мы ожидаем ответа от Европейского суда: был подан иск, сейчас он находится на стадии вынесения решения. Решение ЕСПЧ может изменить ситуацию. Президент Путин сказал, что он пообщается с председателем Верховного суда, обсудит, что можно сделать. Не знаю, выполнит ли он свое обещание. Конечно, Верховный суд может пересмотреть свое решение, но для этого должна быть воля на самом верху.

Марьяна Торочешникова: А почему выбрали именно Свидетелей Иеговы? В России достаточно много людей, исповедующих самые разные религии…

Ярослав Сивульский: Мы похожи на первых христиан: как их преследовали, так преследуют и нас. Мы политически нейтральны, не участвуем ни в какой политической деятельности. Одна из причин – это, может быть, наша активность: мы выполняем поручение Иисуса Христа проповедовать по домам, приходим к людям.

Но никаких веских оснований для преследования Свидетелей Иеговы нет. Во всем мире (кроме, может быть, каких-то исламских государств) это известная, признанная, зарегистрированная конфессия. Во всем мире нас знают как мирных, законопослушных, добропорядочных граждан. И все это вызывает повсюду шквал удивления и негодования: как можно в XXI веке преследовать мирных людей за их убеждения? Похоже, мы откатываемся не просто в СССР, а вообще в Средневековье, остается только публично сжигать на кострах Библию... Ведь и Библия в переводе, сделанном Свидетелями Иеговы, признана экстремистскими материалами.

"ПОБЕДА" ИЛИ ПОРАЖЕНИЕ?

"Победа", российская авиакомпания-лоукостер, которая в ноябре 2018 года проиграла апелляцию в Верховном суде по иску к Министерству транспорта, меняет правила и, похоже, троллит чиновников. Она пыталась отменить установленные для всех российских авиакомпаний правила о бесплатном провозе в салоне самолетов некоторых вещей в придачу к ручной клади: верхней одежды, букета цветов, дамской сумочки... Авиаперевозчик заявлял, что перечень Минтранса противоречит другим нормам, регулирующим авиаперевозки, а также нарушает правила безопасности. Но Верховный суд с этим не согласился. И вот на этой неделе лоукостер опубликовал новые правила провоза вещей на борту.

"Победа" не терпит поражений
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:02:49 0:00

Вот комментарий Дмитрия Янина, председателя правления Конфедерации обществ потребителей.

Дмитрий Янин: Нужно понимать, что "Победа" – это "дочка" "Аэрофлота", а "Аэрофлот" – хозяин авиасообщения в Российской Федерации. То есть "Победа" может себе позволить делать то, что не может позволить ни одна другая частная компания, пользуясь тем, что группа "Аэрофлот" – это практически вся авиация России. Поэтому ведут они себя так, как хотят, и могут себе позволить издеваться над регулятором – Минтрансом. Правила Минтранса оставляли здравый смысл: "Ты можешь взять ручную кладь до пяти килограммов, костюм в упаковке, куртку, зонтик", и это нормально. Но "Победа" решила, что можно посылать регулятора, и утвердила такие правила. Они ведут себя агрессивно, что нетипично для всех лоукостеров.

Марьяна Торочешникова: А идея лоукостера заключается в том, чтобы люди могли летать дешево, или в том, чтобы брать с них дополнительную плату за какие-то минимальные услуги?

Идея лоукостера состоит в минимальной цене билета и заработке на комиссиях, допуслугах

Дмитрий Янин: Идея лоукостера состоит в минимальной цене билета и заработке на комиссиях, допуслугах. "Победа" ничего нового не придумала. Что она придумала, так это постоянные скандалы, чехарда с габаритными нормативами багажа. Ну, нет таких маленьких габаритов, как сейчас у "Победы": ширина четыре сантиметра! Я нигде этого не видел. И это очень странно.

Многие европейские авиакомпании зарабатывают сотни миллионов долларов на комиссиях. Но они все-таки не устраивают такого издевательства, как устраивает "Победа", провоцируя людей на скандалы. Все перелеты в дискаунтерах идут более спокойно. А у нас все с надрывом.

Марьяна Торочешникова: Как я понимаю, вы все это время высказывали оценочное мнение.

Дмитрий Янин
Дмитрий Янин

Дмитрий Янин: По "Победе" есть судебные решения. И Верховный суд показал, что правила зря не оспаривали.

Марьяна Торочешникова: А вообще это нормальная практика для лоукостеров – брать деньги, например, за место? Два человека, летящие одним и тем же рейсом, вместе приобретавшие билеты, платят за то, чтобы сидеть рядом.

Дмитрий Янин: Если ты хочешь лететь вместе, ты должен за это платить. Но если это ребенок или пожилой человек, которому нужна помощь, - конечно, здесь нельзя так делать.

Я отстоял, чтобы давали воду, когда в 2013 году "Победа" внесла пакет законов по изъятию еды, по отмене бесплатной ручной клади. Вот сейчас они говорят, что хотят продавать пластиковые стаканчики. Следующий шаг – это плата за выбор места. Есть примеры на рынке за рубежом, когда вам продают билет, но там нет места, и вы садитесь, как в электричке: кто первый займет место. Если ты хочешь занять определенное место, то тебе надо заплатить за это 15-25 долларов. Наверное, в какой-то момент "Победа" придет к тому, что на "Боинг" будут продавать не 150, а 160 билетов. Вперед, побежали!

Марьяна Торочешникова: Но овербукинг запрещен, Россия присоединилась к Монреальской конвенции...

Дмитрий Янин: Однако "Аэрофлот" и его группа предпринимают все шаги, чтобы легализовать овербукинг, последние пять лет бьются за его отмену. И он не запрещен Монреальской конвенцией, там просто надо платить, если люди не улетели. Но в России платить надо очень немного. Неустойка за задержку внутреннего рейса стоит 25 рублей в час, то есть 10 часов по вине авиакомпании – это 250 рублей компенсации. По Монреальской конвенции увеличилась компенсация за потерянный багаж: сейчас это не 600 рублей за килограмм, а более 1200 долларов на чемодан – это нормально. Но неустойки у нас на порядок ниже европейских.

Конечно, мы не сидим сложа руки. Я уже отчаялся поменять Воздушный кодекс, потому что его можно переименовать в Воздушный кодекс "Аэрофлота". Мы пошли путем создания Кодекса потребителя, то есть хотим вытащить все отраслевые нормы у "Аэрофлота", у банков, у ЖКХ...

Марьяна Торочешникова: Закона о защите прав потребителей уже не хватает?

Дмитрий Янин: Да. Если в суде идет спор с авиакомпанией, мы говорим: "Ребята, платите хотя бы 3% в час за задержку рейса, по закону о защите прав потребителей". А авиакомпании говорят: "Какие 3% в час?! Это почти 500 рублей. Мы заплатим 25 рублей: в Воздушном кодексе этот вопрос урегулирован". И дальше практика – как дуновение ветра: если судья адекватный, то он говорит: "Взыскивай по закону о защите".

Марьяна Торочешникова: И в нынешней ситуации потребители, которые путешествуют российскими лоукостерами, находятся не в самой лучшей ситуации?

Дмитрий Янин: У нас государственный лоукостер. С одной стороны, это желание заработать на всем, а с другой стороны, это все облачено в компанию с огромной рыночной силой, которая может далеко послать Минтранс, поспорить с ним, а потом еще потроллить его. Я редко встречаю компании, которые троллят регулятора. И с этой точки зрения, да, российский потребитель в истории с лоукостерами, конечно, находится в положении подопытного. Надо признать, что "Победа" дает дешевые тарифы, особенно если брать билеты заранее. Но по части нервов цена за это достаточно высока.

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG